kachura_nataly (kachura_nataly) wrote,
kachura_nataly
kachura_nataly

Письма

На этом письме я зависла особенно надолго, очень уж много общего... Вспомнила, сколько раз клиентские письма начинались словами "наверное, это всё не о том... ", "я не знаю, о чём написать, рассказывая о себе".

Нету такого - "не о том", всё, что пишется, важно.

Спросила, можно ли опубликовать, опустив имена и названия городов, получила разрешение, публикую. Это письмо - о том, насколько мы все похожи, несмотря на то, что такие разные. И о том, до чего же мы разнимся все, хоть и такие похожие...


Привет!
Получилось долго.
И то не обо всём, как оказалось. :)
Вот про замужество не написала. И про парикмахеров тоже :)
Ты спроси, если увидишь область, про которую я не написала, хорошо?
Честно, мне кажется, что меня немного "не туда" увело, но тогда был риск зависнуть на неопределённый период, чтобы выписывать-выглаживать...
И я решила отослать сейчас так, как есть:



Если бы ты знала, как это оказалось трудно! Сначала мне казалось, что столько всего напишу, что даже придётся выбирать главное, чтобы "не засорять эфир". Потом - что дело в общем-то не сложное, а чтобы сесть написать то настроения нет, то времени не хватает...
А когда всё-таки выделила время, села, занесла руки над клавиатурой -  и зависла.
Всё, о чём думала и "описывала" далеко от бумаги, оказалось или не важным, или уже не обо мне, или вообще надуманным.
И что знаю я о себе катастрофически мало. Более - того не даю себе труда присмотреться – а какая я? Прислушаться – а чего я на самом деле хочу? Подумать – а надо ли мне всё то, чем я живу сейчас?

Прости, лирика идёт косяком.

Где могли встретиться и пожениться русская из Костромской области и белорус из Гомельской? Только в Казахстане на целинеJ. Там они родили моего брата, а в начале семидесятых годов приехали в Белоруссию. 
Там я и родилась, в деревне ***  *** района.

Поскольку ребёнком была младшим, то баловали меня больше, чем брата. Да и характер у меня был, мягко говоря, менее покладистый, так что своего добивалась процентах в 90 случаевJ. Но в строгости всё равно держали. Помню, как мама с хворостиной в руках загоняла меня домой по вечерам, несмотря на то, что летом долго ещё светло, и почти все дети ещё оставались гулять. //Потом, когда мне было лет 25, и я всё! Еще! Не! Была! Замужем, мама говорила, что надо было быть со мной помягче, и пускать на дискотеки в 8-9м классе, когда мне так хотелось, потому что потом меня и дрыном было туда не выгнать//.

Что касается нарядов, то ситуация была следующая:

Я была активной девицей, по деревьям лазала мастерски, турник – любимейшая вещь во дворе, бегала быстрее всех, даже старшеклассники угнаться не могли. Так что платьям в гардеробе места не было.

Два ярких эпизода в памяти:

Мне лет восемь. Привезли мне в подарок от тёти юбку из плотного трикотажа. На 9 мая нарядили, папа даже сфотографировать успел в приличном виде. J Мы с подружкой  сбежали после демонстрации, завернули к нам на огород пощипать щавеля. Калитка оказалась заперта на замок, но разве нас такая мелочь остановит? Щавеля налопались, нарциссов нанюхались, полезли обратно. Прыгаю с забора и понимаю, что как-то подозрительно долго лечу с такой небольшой высоты. Потом оглушительный треск, я приземляюсь на карачки, а юбка приобретает неносибельный вид.:) Полдня наряду – мой рекорд.

Мой день рождения - 10 лет. Приглашены гости, это чуть ли не первый такой праздник для меня – с гостями, богатым столом и обязательными от всех подарками. По крайней мере, ничего подобного я не помню. Меня нарядили в платье, я чинно встречаю гостей. После торта мы вышли на улицу погулять, и я понимаю, что в этом наряде ну невозможно же ничего привычного сделать, никакого удовольствия от улицы – ни тебе на турнике повисеть, ни на дерево взобраться. Я быстренько взлетаю к себе на 2-й этаж, натягиваю привычное чёрное трико и майку, надеваю кеды и счастливая лечу на обратно. Папа встречает меня укоризненным «Я так и не пойму – ты у меня мальчик или девочка?», и мне становится жутко обидно – ну неужели не понятно, что девочка, но просто вот такая…

Ещё в восьмом классе пределом моих мечтаний был эластиковый спортивный костюм (желательно чёрный) и полукеды. И больше ничего можно было не покупать J

Правда, а тот момент как раз всё стало пропадать из магазинов. Это был конец 80-х – начало 90-х.

После 9-го класса я поступила в медучилище на акушерку.

Мне здорово в жизни везло, надо тебе сказать.

Поступала я без особого желания,  но поскольку у меня был аттестат с отличием, то шла я по собеседованию. И была в самом начале списка благодаря фамилии ***, так что комиссия на мне разминалась, и спрашивали меня немного, чисто символически. Девочку в конце списка завалили, и она потом сдавала экзамен. Я бы на эти вопросы точно не ответила, и не факт, что экзамены сдала бы – я не готовилась совсем. Просто наш класс всем составом (24 человека) решил поступать после 9 классов, и мне оставаться одной на 10-11 класс не хотелось. А родители поставили ультиматум: или сейчас в мед, или после 11 классов куда хочешь. Хе-хе. В ранней молодости два года кажутся почти вечностью. Да и не тянуло меня особо никуда.

Боже, если вспомнить, как я выглядела на первом курсе, с трудом понимаю преподавателей, который ставили мне 5-ки, я выглядела сущей двоечницей. Джинсы-варёнки с вышитыми люрексом лампасами, на поясе висит толстая алюминиевая цепочка, белые высокие кроссовки с цветными шнурками. На рубашку надет халат (нам на занятия надо было обязательно в медицинской форме ходить), застёгнутый только на верхнюю пуговицу. Остальные были выдраны «с мясом», потому что как только звенел звонок на переменку, я вскакивала из-за стола и непременно цеплялась халатом за угол. Не всякая ткань выдержит такой напор, скажу я вам.

А как я на русской литературе читала «Дай, Джим, на счастье лапу мне...» портрету Ломоносова! Дело было в пятницу. Нас отчего-то поместили в кабинет химии. Последняя пара, домой хочется до ужаса, а русичка взялась демонстрировать чудеса педагогического мастерства и вызывать всех доске с проверкой д/з. На дом задавали стих Есенина. Про Джима. Я читала его чуть ли не десятой. После меня никто не смог, все истерически хихикали после первых двух строчек и косились на портрет.

В общем, немножко хулиганила, но меня, как ни странно, педагоги любили.

После житья в общаге в конце первого курса наступил перелом в отношениях с нарядами.

Соседка по комнате сшила моей подружке по выкройке из «Бурды» юбку-шорты. Такую коротенькую, в крупную складку, как у теннисисток. И я погибла. J Я выпросила выкройку и на каникулах за пару дней сбацала себе эту красоту. Она нравились мне безумно, но… Проблема была в том, что до этого ничего короче чем на 5 см выше колена я не носила, а ещё лучше, чтобы коленки были прикрыты. В общем, когда я первый раз вышла на улицу в этих шортиках, мне казалось, что я голая, и все на меня обращают внимание. J Через пару дней, я убедилась, что всё в порядке, и расслабилась.

На втором курсе преобладали джинсы (уже не «варёнки»), но встречались и юбки. Я становилась более романтической особой в нарядах.

При этом я продолжала считать себя (возможно, ретроспективно я могу найти в этом некоторую долю кокетства) некрасивой. Конечно же мне хотелось, чтобы меня в этом разубедили J. Но реалии все больше убеждали меня в обратном – романтические отношения не завязывались, поклонниками пол усыпан не был J)). На этом фоне романы моих соседок в общежитии ой как били меня по самолюбию. Я грустила и укреплялась в ощущении себя  никчёмной и неинтересной.

//Знаешь, я очень удивилась, когда на встрече с однокурсницами лет десять спустя я узнала, что все считали меня эдакой рафинированной особой, абсолютно самодостаточной, которая витает в своих интеллектуальных облаках и ей обычные «девочковые» дела ну совершенно неинтересны. Эх, если б знали они, какие во мне кипели бури!//

Как бы то ни было, училище закончилось с красным дипломом J. На распределении я немного шокировала комиссию своим нежеланием оставаться в *** (о чём мечтало большинство выпускников), и попросилась в ***, где проходила практику. Честно говоря, меня там привлекал один вполне конкретный молодой человек, двоюродный брат моей соседки по общежитию (которым у нас вообще ничего не было, но я была очарована «по самые бантики»). Я хотела быть ближе к нему. Сразу скажу, что эта ветка истории плодов не дала. Через год молодой человек умер, и я перестала ждать от жизни чудес…

Первые месяцы жизни в *** были очень насыщенными – я  привыкала к работе, новым людям, местам. И хотелось быть другой, взрослой, самостоятельной. Купила себе с первой зарплаты тоненькое золотое колечко, а с «подъёмных» - зимние сапогиJ. Потом был активный поиск чего-то своего, который не сильно был успешен, но, несомненно, очень увлекателен. Где-то в самом начале купила себе сарафан «в пол» цвета какао. Такой длины вещей у меня ещё не было, долго привыкала в ощущению гладящей ноги материи.  Нежно люблю его до сих пор. Есть фото ;)

С *** у меня связаны хорошие воспоминания. Я работала сутки через трое, на выходные ездила к родителям домой. Жизнь начала вставать в какую-то колею. Работа мне нравилась. Через два года работы в послеродовом отделении меня вызвала к себе зав.роддомом и предложила перейти в родильное отделение. Это было что-то невероятное! «Родилка» - это элита. Чтобы попасть в неё, многие ждут десятилетиями, просятся, им отказывают, а меня – ПОЗВАЛИ сами!
Я с дрожью в коленках согласилась. Не буду загружать подробностями, но вышло так, что я стала там старшей акушеркой. Это большое количество административной работы и немного практики, когда надо подменить кого-то на дежурстве. Быть старшей акушеркой в таком отделении - это очень сложно в принципе, а в 21 год… Я хлебнула по полной программе
J.
Самая младшая моя подчинённая была старше меня лет на 8. А так в основном были тётечки лет после 45-50. Милые люди, каждая по отдельности, а как соберутся вместе - стена
J. Мне было непросто, но и сейчас я вспоминаю про то время с теплотой.

В первый же месяц я познакомилась с чудесной девушкой ***, она работала в столе справок в городской больнице (...). Знаешь, бывает так, что за пары встреч бывает достаточно, чтобы подружиться на всю жизнь. Вот так у нас и случилось. Не прошло и года, и *** родители увезли в ***. С тех пор мы общались сначала письмами, потом звонками. Сейчас у меня получается даже ездить в гости J.

Потом я съездила к подруге в ***, выдать её замуж, и завязала романтическое знакомство, которое спустя два месяца приехало за мной в Белоруссию и забрало меня в *** Официальная версия была – подготовка к поступлению в медакадемию J.
Из этой истории тоже ничего особенного не выросло в плане романтики, но я осталась и живу здесь вот уже 15 лет.

Мне снова повезло в жизни. Работу я нашла в тот момент, когда казалось, что ничего уже не светит. Все роддома осенью уже укомплектованы, оставалось идти медсестрой в поликлинику или больницу. Мы с подружкой гуляли по набережной ***. Красивый вид с одной стороны и старинные особняки и «сталинки» с другой. Взгляд зацепился за табличку на крошечном, но изумительно изящном здании – «Центр планирования семьи и репродукции». Мы зашли просто от любопытства, по опыту я знала, что в такие заведения берут только «своих» и по большому блату, но… Я схватила за рукав пробегавшую мимо девушку в белом халате: «Вам нужны акушерки?». И – нарочно не придумаешь: из начальства в тот день был только завхоз. Он позвонил главной акушерке домой, и та велела мне прийти на собеседование через день. Так я стала работать в этом заведении и учиться на подготовительных курсах в медакадемию.

//Со старшей акушеркой я подружилась настолько, что она ближе мне чем некоторые родственники. Если бы не она, я, наверное, в этом городе не осталась бы, и Бог знает, как сложилась бы моя жизнь//

Через год после приезда в *** я недобрала полбалла при поступлении в медакадемию, но возвращаться «побитой собакой» не захотела, и поступила на химфак университета (который в 2005 году закончила с красным (так уж сложилось снова) дипломом).

Наряды в университете.

С одеждой было так: после Белоруссии у меня года на два продолжился период «взрослости», т.е. я носила те же платья – брюки – пальто, что привезла оттуда. Потом в 2000 году я первый раз посетила Германию. Впечатлений была масса, особенно от того, что люди там одеваются в первую очередь из соображений удобства, а не красоты наряда J. От подруги я уезжала с 2 сумками одежды, в основном, это были джинсы и кофточки, но не только. 

Кстати, оба бархатных платья (чёрное и зелёное) тоже оттуда. ;) Среди джинсов особо выделялись красные, они очень мне нравились, но я очень стеснялась их надевать. Зато как начала, так остановиться не смогла. Где-то после этого в секонде набрела на оранжевую, «железнодорожного цвета», вельветовую куртку. Она на пару-тройку размеров была мне велика, но нравилась безумно. Ходила я в ней года два, а потом увезла к родителям в деревню, до сих пор пользуется популярностью, чтоб сходить «в огород» зимой и осенью. J Фото прилагаю.

Ах да, там должны быть видны и мои любимейшие ботинки белорусской обувной фабрики «Сивельга». Чёрные замшевые, на толстой подошве. Носила и с длинной юбкой, и джинсами. Обожаю до сих пор! Жаль, что они «закончились, и не могу найти аналога.

Когда я училась на втором курсе, я сменила работу. Наверное, правильнее сказать – сферу деятельности. Шаг дался нелегко, потому что на тот момент расставание с медициной казалось очень страшным и непоправимым поступком. Успокаивало то, что диплом акушерки у меня никто не отнимал, и при необходимости я всегда могу пройти сертификационные курсы и пойти снова работать по специальности.

Работа на новом месте со временем увлекла меня очень сильно. Это своеобразное сочетание биологии, химии и медицины – я занимаюсь той частью молекулярной биологии, которая ведает рекомбинантными белками, их очисткой и конъюгированием.
С 2001 года по сей день.
J

Было много разного за это время, я практически жила на работе, не видя при этом жизни вообще. Не сказать, чтоб меня кто-то сильно к этому принуждал, скорее я сама не представляла другого варианта расклада событий.

(...)Отрезвление началось с маминой смерти. Я увидела, как часто меня не было рядом в нужный момент… Два года шёл переходный период, и наконец я поняла, что больше – вот так – не хочу.

Работать на износ, и не только не получать благодарности за свою работу, но выслушивать постоянную критику, ругань и угрозы увольнения. И при этом не видеть жизни вокруг вообще, даже в отпуск уйти было проблемой. В начале июня я решила расстаться с предприятием, которое стало мне родным, потому что сил моих больше не было. И – не смогла…
Знаешь, легко хлопнуть дверью, когда на тебя орут, но когда с тобой начинают говорить по-человечески, и очень уговаривать, это сделать ну очень непросто.

(...) В общем, работаю пока, но без особого рвения. И стараюсь наверстать упущенное. И как можно больше узнать о себе нового и интересного. И заново научиться радоваться жизни J. Ты мне очень помогаешь, правда. Если бы не ты, даже это письма обо мне бы не было. Я «ради себя» только учусь делать.

Спасибо тебе, что дала высказаться и выслушала.

Картинки вывешу в гугле с плюсом, пришлю следом письмо со ссылкой


Tags: он-лайн (рабочее)
promo kachura_nataly december 25, 2013 15:49 23
Buy for 500 tokens
Знакомьтесь – Наталья Качура, персональный стилист. Стилист для тех, кто хочет сам понять, увидеть, почувствовать и принять решение. Для тех, кто хочет не только честный и прямой взгляд со стороны, но и принятие себя как личности, со всеми нестандартными особенностями характера. Для тех,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments